Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-6036/2022, А56-75891/2015

Дата принятия: 03 июня 2022г.
Номер документа: 13АП-6036/2022, А56-75891/2015
Раздел на сайте: Арбитражные суды
Тип документа: Постановления


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 июня 2022 года Дело N А56-75891/2015
Резолютивная часть постановления объявлена 25 мая 2022 года
Постановление изготовлено в полном объеме 03 июня 2022 года
Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
в составе:
председательствующего судьи Тойвонена И.Ю.
судей Герасимовой Е.А., Титовой М.Г.
при ведении протокола судебного заседания: секретарем Федорук Р.А.,
при участии:
от конкурсного управляющего ОАО "АК "ТРАНСАЭРО": Гусаров М.В. по доверенности от 17.12.2021,
от иных лиц: не явились, извещены,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-6036/2022) Ковалева Андрея Евгеньевича на определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.12.2021 по обособленному спору N А56-75891/2015/сд.65 (судья Глумов Д.А.), принятое по заявлению конкурсного управляющего ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" к Ковалеву Андрею Евгеньевичу об оспаривании сделки по делу о несостоятельности (банкротстве) ОАО "АК "ТРАНСАЭРО",
установил:
публичное акционерное общество "Сбербанк России" обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании открытого акционерного общества "Авиационная компания "ТРАНСАЭРО" (далее - должник, ОАО "АК "ТРАНСАЭРО") несостоятельным (банкротом).
Определением суда первой инстанции от 19.10.2015 указанное заявление принято к производству.
Определением суда первой инстанции от 23.12.2015 (резолютивная часть объявлена 16.12.2015) в отношении должника введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден Котов Михаил Сергеевич.
Указанные сведения опубликованы в газете "Коммерсантъ" от 26.12.2015 N 240.
Решением суда первой инстанции от 20.09.2017 (резолютивная часть объявлена 13.09.2017) ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Белокопыт Алексей Васильевич.
Указанные сведения опубликованы в газете "Коммерсантъ" от 23.09.2017 N 177.
10.09.2018 в арбитражный суд от конкурсного управляющего поступило заявление об оспаривании сделки должника, уточненное в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), в соответствии с которым конкурсный управляющий просит:
1. Признать недействительными сделками дополнительные соглашения от 31.12.2015 и от 01.03.2016 к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187, заключенные между должником и гражданином Ковалевым Андреем Евгеньевичем (далее - ответчик, Ковалев А.Е.), а также приказы от 02.11.2015 N 11-02-023-ф, от 22.12.2015 N 12-22-003-ф, от 22.12.2015 N 12-22-004-ф, от 11.01.2016 N 01-11-002-ф, от 01.03.2016 N 92/3, от 01.03.2016 N 03-03-007-ф в части установления доплат Ковалеву А.Е.
2. Признать недействительной сделкой выплату должником Ковалеву А.Е. денежных средств в размере 9377700, 72 руб.
3. Взыскать с Ковалева А.Е. в конкурсную массу должника денежные средства в размере 9377700, 72 руб.
Определением суда первой инстанции от 09.12.2021 заявление удовлетворено в полном объеме.
Не согласившись с указанным определением, Ковалев А.Е. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит обжалуемое определение отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать. В обоснование указывает, что судом при рассмотрении настоящего спора не применена позиция, отраженная в определении Верховного суда РФ N 305-ЭС17-9623 (7) от 21.12.2020 по делу N А41-34824/2016, при этом выплата заработной платы ответчику, которая включала в себя оклад, доплаты, надбавки, относится к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. Отметил, что судами общей юрисдикции установлен размер заработной платы ответчика, соответствие его трудовому договору и действующим у работодателя системам оплаты труда, дана правовая оценка документам, связанным с трудовой деятельностью, а также право ответчика на своевременную и в полном объеме выплату установленной заработной платы. Полагает, что сделки совершены при равноценном встречном предоставлении, на рыночных условиях, а судом не исследованы локально-нормативные акты должника. Кроме того указывает, что должник и ответчик не являются аффилированными лицами, заинтересованность отсутствует, а презумпция добросовестности работника, в отношении работодателя которого введена процедура несостоятельности не опровергнута. При этом отметил, что суд не дал оценку доводам ответчика касательно изменения штатной численности работников должника, что и повлекло за собой увеличение объема работ. Дополнительно указывает, что в ситуации, когда на момент рассмотрения заявления об оспаривании сделки имевшие приоритет кредиторы получат удовлетворение в соответствующем размере или будут представлены доказательства наличия в конкурсной массе необходимых для этого средств, эта сделка не может быть признана недействительной.
Отзыв на апелляционную жалобу в порядке статьи 262 АПК РФ не направлен.
Информация о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы опубликована на официальном сайте Тринадцатого арбитражного апелляционного суда. Надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного разбирательства иные лица, участвующие в деле, своих представителей в судебное заседание не направили, в связи с чем, в порядке статьи 156 АПК РФ дело рассмотрено в их отсутствие.
В судебном заседании представитель конкурсного управляющего против удовлетворения апелляционной жалобы возражал.
Законность и обоснованность определения проверены в апелляционном порядке.
Как следует из материалов обособленного спора, в ходе конкурсного производства конкурсному управляющему стало известно, что ответчику после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве регулярно производились выплаты, существенно превышающие размер оплаты труда ответчика, установленный в соответствии с трудовым договором на момент возбуждения в отношении должника дела о банкротстве.
Конкурсный управляющий должником, посчитав, что указанные выплаты содержат признаки недействительности сделок, предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 61.2 и пунктом 2 статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением, указав, что данные выплаты были произведены в период банкротства ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" при отсутствии равноценного встречного предоставления и в отношении лица, которому было известно о неплатежеспособности должника и о наличии текущей задолженности перед иными кредиторами должника
Суд первой инстанции, удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, исходил из того, что установление и производство оспариваемых выплат ответчику имело место после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве, т.е. в период подозрительности, предусмотренный пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, пунктом 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, при наличии у должника признаков несостоятельности (банкротства), выплаты были произведены при отсутствии равноценного встречного предоставления и в отношении лица, которому было известно о неплатежеспособности должника и о наличии текущей задолженности перед иными кредиторами должника.
Исследовав и оценив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив в порядке статей 266 - 272 АПК РФ правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы по следующим основаниям.
Согласно статье 32 Закона о банкротстве и части 1 статьи 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
В силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ), а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Федеральном законе.
Как следует из разъяснений, приведенных в подпункте 3 пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63), по правилам главы III.1 Закона о банкротстве может, в частности, оспариваться выплата заработной платы, в том числе премий.
Как следует из пункта 1 статьи 61.9 Закона о банкротстве, заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных Законом о банкротстве.
Дело о несостоятельности (банкротстве) в отношении ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" возбуждено 19.10.2015, тогда как оспариваемые сделки совершены в период с 01.11.2015 по 31.10.2017, следовательно, они могут быть оспорены по специальным основаниям, предусмотренным пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Ответчиком заявлено о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности для оспаривания дополнительных соглашений от 31.12.2015 и от 01.03.2016 к трудовому договору N 5187 от 17.12.2007 и приказов N 11-02-023-ф от 02.11.2015, N 12-22-003-ф от 22.12.2015, N 12-22-004-ф от 22.12.2015, N 01-11-002-ф от 11.01.2016, N 92/3 от 01.03.2016 и N 03-01-007-ф от 01.03.2016 в части установления доплат Ковалеву А.Е.
Отклоняя указанный довод, суд первой инстанции руководствовался тем, что конкурсному управляющему до предоставления ответчиком (отзыв от 19.10.2018) в арбитражный суд соответствующих документов не было известно о существовании документов, послуживших основанием для дополнительных выплат ответчику, следовательно, исчисление срока исковой давности с 13.09.2017 для заявления конкурсным управляющим требований о признании недействительными сделками дополнительных соглашений от 31.12.2015 и от 01.03.2016 к трудовому договору N 5187 от 17.12.2007 и приказов N 11-02-023-ф от 02.11.2015, N 12-22-003-ф от 22.12.2015, N 12-22-004-ф от 22.12.2015, N 01-11-002-ф от 11.01.2016, N 92/3 от 01.03.2016 и N 03-01-007-ф от 01.03.2016, необоснованно.
Основания для переоценки указанного вывода, с учетом уклонения бывшего руководителя должника от надлежащей передачи документов конкурсному управляющему, у суда апелляционной инстанции отсутствуют.
В силу пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка).
Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
Как разъяснено в пункте 8 постановления N 63 для признания сделки недействительной на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве не требуется, чтобы она уже была исполнена обеими или одной из сторон сделки, поэтому неравноценность встречного исполнения обязательств может устанавливаться исходя из условий сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.
В пункте 9 Постановления N 63 указано, что если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
При этом из разъяснений, данных в абзаце 4 пункта 9 Постановления N 63, следует, что в случае оспаривания подозрительной сделки суд проверяет наличие обоих оснований, установленных как в пункте 1, так и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Совершение оспариваемых платежей в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления допускает возможность признания ее недействительной по одним только основаниям, указанным в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, но и не исключает одновременное применение оснований, определенных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Как следует из пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
В соответствии с пунктами 5 и 6 постановления N 63 для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 названного Постановления).
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
Согласно пункту 7 постановления N 63 в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Таким образом, при оспаривании сделки по специальным основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо доказать наличие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки, наличие цели и фактическое причинение вреда имущественным правам кредиторов, информированность контрагента об указанных обстоятельствах.
Судом первой инстанции установлено, что Ковалев А.Е. работал в должности главного бухгалтера ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" с 16.05.2008 по 30.11.2015 после чего с 01.12.2015 на основании Дополнения от 01.12.2015 N 7 к трудовому договору от 17.12.2007 был переведен на должность заместителя генерального директора по экономике, на которой трудился до момента своего увольнения 31.10.2017.
В ходе рассмотрения настоящего обособленного спора конкурсный управляющий заявил о фальсификации доказательств - дополнения от 01.12.2015 N 7 к трудовому договору от 17.12.2007, приказа от 01.12.2015 N 5106/2 о переводе Ковалева А.Е. на должность заместителя генерального директора по экономике, приказа без даты и номера "Об изменении в штатное расписание" и трудовой книжки на имя Ковалева А.Е. в части записи от 01.12.2015 N 15: "Переведен на должность Заместителя генерального директора по экономике. Приказ от 01.12.2015 N 5106/2".
Своё заявление конкурсный управляющий мотивировал тем, что в ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" отсутствуют какие-либо документы, свидетельствующие о переводе Ковалева А.Е. на должность заместителя генерального директора по экономике и о выполнении им каких-либо обязанностей по данной должности. Конкурсный управляющий представил в материалы спора копии приказов ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" за период с декабря 2015 года по сентябрь 2017 года, в которых Ковалев А.Е. указан как главный бухгалтер должника, многочисленные копии писем и документов за период с 2015 по 2017 годы, подписанные Ковалёвым А.Е. как главным бухгалтером должника, а также штатное расписание должника и приказы о его утверждении от 01.12.2015 N 5111/01, от 02.03.2016 N 94/01 и от 16.05.2017 N 90/01, из которых следует, что в штатном расписании должника нет должности "Заместитель генерального директора по экономике", а штатные расписания 2015, 2016 и 2017 годов подписаны Ковалевым А.Е. как главным бухгалтером должника.
В ходе рассмотрения заявления конкурсного управляющего о фальсификации доказательств арбитражным судом, по ходатайству заявителя, была назначена судебно-техническая экспертиза документов, производство которой было поручено экспертам ФБУ Министерства Юстиции Российской Федерации "Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы".
Согласно заключению экспертов от 29.07.2021 N 259/05-3, N 260/05-3 им не представилось возможным установить фактический временной промежуток изготовления документов дополнения от 01.12.2015 N 7 к трудовому договору от 17.12.2007 N__ и приказа от 01.12.2015 N 5106/2 о переводе Ковалева А.Е. на должность заместителя генерального директора по экономике, а также рукописной записи от 01.12.2015 N 15 в трудовой книжке на имя Ковалева А.Е.: "Переведен на должность Заместителя генерального директора по экономике. Приказ от 01.12.2015 N 5106/2". Вместе с тем, эксперты пришли к категоричным выводам о том, что дополнение от 01.12.2015 N 7 к трудовому договору от 17.12.2007 N___ и приказ от 01.12.2015 N 5106/2 о переводе Ковалева А.Е. на должность заместителя генерального директора по экономике являются оригиналами документов, а оттиск печати ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" в дополнении от 01.12.2015 N 7 к трудовому договору от 17.12.2007 N___ не был нанесен 01.12.2015, а вероятнее всего был нанесен не ранее 22.03.2017.
Таким образом, совокупность полученных арбитражным судом доказательств позволяет сделать вывод о фальсификации документов, представленных ответчиком в качестве доказательств по настоящему обособленному спору, в связи с чем суд признал доказанным конкурсным управляющим факт работы Ковалева А.Е. в должности главного бухгалтера должника в период с 01.12.2015 по 31.10.2017, а представленные ответчиком документы - дополнение от 01.12.2015 N 7 к трудовому договору от 17.12.2007 N___, приказ от 01.12.2015 N 5106/2 о переводе Ковалева А.Е. на должность заместителя генерального директора по экономике, приказ без даты и номера "Об изменении в штатное расписание" и трудовую книжку на имя Ковалева А.Е. в части записи от 01.12.2015 N 15: "Переведен на должность Заместителя генерального директора по экономике. Приказ от 01.12.2015 N 5106/2 - подлежащими исключению из перечня доказательств по настоящему обособленному спору.
Доводы ответчика о преюдициальном значении решения Преображенского районного суда г. Москвы от 29.10.2018 по делу N 2-4316/2018 арбитражный суд обоснованно посчитал несостоятельными, поскольку предметом рассмотрения по данному делу являлись начисление и невыплата заработной платы Ковалеву А.Е. при увольнении, а не законность и обоснованность локальных приказов и дополнительных соглашений, на основании которых производились данные начисления. При этом о проведении повторной судебной экспертизы ответчиком не заявлено, достаточных доказательств, опровергающих указанные выводы экспертного заключения, не представлено.
Арбитражным судом установлено, что на момент возбуждения в отношении ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" дела о несостоятельности (банкротстве) 19.10.2015 заработная плата Ковалева А.Е. составляла 400000 руб. - на основании приказа от 01.11.2013 N 11-01-055-ф ему был установлен оклад в размере 18000 руб. и надбавка за качество в размере 252000 руб., а на основании приказа от 01.12.2010 N 12-01-055-ф выплачивалась ежемесячная надбавка в размере 130000 руб.
В декабре 2015 года ответчику, как главному бухгалтеру, сверх ежемесячной заработной платы были начислены и выплачены денежные средства в размере 400000 руб. (с НДФЛ 13%). Основанием начисления и выплаты указанной сумы являлся приказ от 22.12.2015 N 12-22-003-ф, в котором выплата данной суммы не была мотивирована выполнением какой-либо дополнительной работы и наличием какого-либо встречного предоставления на сумму выплаты. Приказ содержит лишь указание на то, что данная сумма является доплатой за декабрь 2015 года и производится на основании служебной записки главного бухгалтера Ковалева А.Е.
В январе 2016 года ответчику сверх ежемесячной заработной платы были начислены и выплачены денежные средства за декабрь 2015 года в размере 402300 руб. (с НДФЛ 13%). Основанием начисления и выплаты указанной сумы являлся приказ от 22.12.2015 N 12-22-004-ф, в котором выплата данной суммы не была мотивирована выполнением какой-либо дополнительной работы и наличием какого-либо встречного предоставления на сумму выплаты. Приказ содержит лишь указание на то, что данная сумма является доплатой за период с 01 по 31 декабря 2015 года и производится сотрудникам бухгалтерии, в перечне которых указан только главный бухгалтер Ковалев А.Е.
При этом документы, подтверждающие выполнение ответчиком какой-либо дополнительной работы, не обусловленной трудовым договором, в качестве встречного предоставления, соразмерного данным выплатам, отсутствуют. Ответчик доказательств обоснованности полученных сумм не представил, в связи, с чем арбитражный суд пришел к выводу, что начисление и выплата 802300 руб. (с НДФЛ 13%) совершены должником без равноценного встречного предоставления от ответчика.
Вышеуказанные приказы об установлении доплат ответчику, по сути, предусматривали стимулирующие, а не компенсационные выплаты.
Следовательно, начисление и выплата ответчику денежных средств, не являющихся компенсационными за проделанную работу, привели к уменьшению размера имущества должника и причинили вред имущественным правам кредиторов и самому должнику.
Фактически премия, как стимулирующая выплата, является безвозмездной сделкой, так как на момент ее совершения встречного исполнения со стороны работника еще не имеется, а лишь предполагается, и такого поведения еще может быть не достигнуто.
Безусловно, отношения между работником и работодателем регулируются ТК РФ. Однако в условиях функционирования предприятия банкрота в период процедур банкротства трудовые отношения должны подчиняться, в том числе специальным нормам, регулирующим вопросы несостоятельности (банкротства) (аналогичные выводы содержатся в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.06.2016 N 305-ЭС16-1744 по делу N А40-165966/2014, определении Верховного Суда Российской Федерации от 02.06.2017 N 305-ЭС16-1744(3, 4) по делу N А40-165966/2014 и др.).
В соответствии с положениями статьи 2 Закона о банкротстве целью процедуры наблюдения является обеспечение сохранности имущества должника, проведение анализа финансового состояния должника, составление реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.
Следовательно, какие-либо действия руководителя должника по стимулированию работников должника без равноценного встречного предоставления с их стороны, выплаты премий работникам должника, безусловно связаны с уменьшением активов должника и не возможностью удовлетворения как текущих, так и реестровых требований кредиторов, что противоречит целям и задачам процедуры наблюдения.
Дополнительным соглашением от 31.12.2015 к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187 Ковалеву А.Е. было поручено выполнение "дополнительной работы, не обусловленной трудовым договором.
В соответствии с указанным дополнительным соглашением приказом от 11.01.2016 N 01-11-002-ф Ковалеву А.Е., как главному бухгалтеру, с 01.01.2016 установлена ежемесячная доплата в размере 350000 руб., которая начислялась ему ежемесячно с января 2016 года по октябрь 2017 года включительно, и фактически выплачивалась с января 2016 года по сентябрь 2017 года включительно. Общая сумма составила 7666666, 67 руб.
Доводы о выполнении ответчиком "дополнительных работ", поименованных в Дополнительном соглашении от 31.12.2015 к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187, приведенные ответчиком, было рассмотрены судом первой инстанции и правомерно отклонены, поскольку все они либо не имеют никакой экономической ценности для должника, либо и так входят в должностные обязанности главного бухгалтера, определенные "Квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и других служащих", утвержденным Постановлением Минтруда России от 21.08.1998 N 37, и ранее выполнялись ответчиком без дополнительной оплаты, установленной приказом от 11.01.2016 N 01-11-002-ф.
При этом ссылаясь на выполнение дополнительных работ, ответчик не представил доказательств их фактического выполнения, обосновывающих соразмерность установленному размеру доплаты. Введение в отношении должника процедуры наблюдения не обусловило для главного бухгалтера смену деятельности, поскольку он продолжал осуществлять свои профессиональные задачи, определенные трудовым договором, тогда как для осуществления дополнительных мероприятий по проведению анализа Закона о банкротстве, составления реестра требований кредиторов и иных не являющихся профильными обязанностями главного бухгалтера, судом назначен временный управляющий, а для оказания юридической помощи руководителями должника привлечена ИП Тимофеева Е.В. 25.11.2015 на основании договора N 06-11/2015 на оказание юридических услуг. Кроме этого, у должника имелись директорат правового обеспечения и директорат документационного обеспечения, которые в силу своих прямых должностных обязанностей занимались взаимодействием и перепиской с судами, судебными приставами-исполнителями и снятием наложенных ими ограничений и арестов на имущество должника.
Таким образом, дополнительное соглашение от 31.12.2015 к трудовому договору N 5187 от 17.12.2007 носит притворный характер, было заключено с противоправной целью и направлено на вывод активов должника под видом выплаты руководству компании доплат за фиктивные дополнительные работы, не обусловленные трудовым договором.
Дополнительным соглашением от 01.03.2016 к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187 и приказом от 01.03.2016 N 92/3 Ковалеву А.Е., как главному бухгалтеру, было поручено выполнение дополнительной работы, не обусловленной трудовым договором. В соответствии с данным дополнительным соглашением приказом от 01.03.2016 N 03-01-007-ф Ковалеву А.Е., как главному бухгалтеру, с 01.03.2016 установлена ежемесячная доплата в размере 330000 руб. за выполнение дополнительной работы.
Дополнительным соглашением к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187 от 30.09.2016 с 01.10.2016 выполнение дополнительной работы, порученной к выполнению на основании дополнительного соглашения от 01.03.2016, было отменено. Приказом от 30.09.2016 N 09-30-002-ф с 01.10.2016 было отменено действие приказа от 01.03.2016 N 03-01-007-ф и Ковалеву А.Е., как главному бухгалтеру, установлена ежемесячная доплата в размере 0 руб.
При этом, несмотря на тот факт, что в 2016 году должник ежемесячно начислял и выплачивал действующим работникам заработную плату, и не имел задержек по ее выплате, начисление всех сумм доплат, установленных на основании дополнительного соглашения от 01.03.2016 и приказа от 01.03.2016 N 03-01-007-ф, за период с 01.03.2016 по 30.09.2016 включительно было произведено единовременно и "задним числом" в сентябре 2016 года (т.е. одновременно с отменой данных доплат). Выплата данных доплат также была произведена единовременно в декабре 2016 года (платежное поручение от 26.12.2016 N 4708), что свидетельствует о том, что и дополнительное соглашение от 01.03.2016 о поручении выполнения дополнительной работы и приказы от 01.03.2016 N 92/3 и N 03-01-007-ф были оформлены лишь в сентябре 2016 года с целью необоснованного вывода денежных средств руководством компании.
Общая сумма начисленных и фактически выплаченных Ковалеву А.Е. доплат по дополнительному соглашению от 01.03.2016 и приказу от 01.03.2016 N 03-01-007-ф составила 2310000 руб. (с учетом НДФЛ 13%).
Между тем, судом первой инстанции установлено, что все "дополнительные работы", указанные в приказе от 01.03.2016 N 92/3 и дополнительном соглашении от 01.03.2016 к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187, входят в должностные обязанности главного бухгалтера, определенные "Квалификационным справочником должностей руководителей, специалистов и других служащих", утвержденным Постановлением Минтруда России от 21.08.1998 N 37, и ранее выполнялись ответчиком без дополнительной оплаты в размере 330000 руб. в месяц.
Таким образом, дополнительное соглашение от 01.03.2016 к трудовому договору от 17.12.2007 N 5187 носит притворный характер, направлено на вывод активов должника под видом выплаты руководству компании доплат за дополнительные работы, не обусловленные трудовым договором.
Между тем, на момент спорных выплат должник обладал признаками неплатежеспособности: имел неисполненные денежные обязательства в значительном размере перед кредиторами и уполномоченным органом, требования которых впоследствии были включены в реестр требований кредиторов должника и, при этом оспариваемые сделки, в том числе дополнительные соглашения от 31.12.2015 и от 01.03.2016 к трудовому договору N 5187 от 17.12.2007, а также локальные приказы должника N 11-02-023-ф от 02.11.2015, N 12-22-003-ф от 22.12.2015, N 12-22-004-ф от 22.12.2015, N 01-11-002-ф от 11.01.2016, N 92/3 от 01.03.2016 и N 03-01-007-ф от 01.03.2016 в части установления доплат Ковалеву А.Е., наряду с фактической выплатой этих доплат на общую сумму 9377700, 72 руб., были совершены после введения в отношении должника процедуры наблюдения и публикации соответствующих сведений, что свидетельствует о тяжелом финансовом состоянии компании.
По смыслу абзаца тридцать шестого статьи 2 Закона о банкротстве и абзаца третьего пункта 6 Постановления N 63 указанные обстоятельства подтверждают неплатежеспособность должника в период совершения оспариваемых сделок.
Таким образом, подписывая дополнительное соглашение к трудовому договору, наряду с изданием работодателем вышеназванных приказов об установлении ответчику дополнительной и по своей сути стимулирующей надбавки, и должник в лице соответствующего руководства, и ответчик Ковалев А.Е. осознавали и должны были осознавать, что должник находится в кризисной ситуации, в условиях наличия острой недостаточности денежных средств не только для погашения значительной кредиторской задолженности перед контрагентами по соответствующим обязательствам, но и для погашения имеющихся текущих расходов по первоочередным выплатам персоналу и обязательным платежам.
Апелляционный суд принимает во внимание и то, что на момент начислений и выплат спорных премий Компания находилась в тяжелом финансовом положении, однако денежные средства направлялись не на погашение задолженности перед кредиторами, а на выплаты значительных по размеру премий руководящему составу должника, что подтверждает факт причинения имущественного вреда его кредиторам. В период выплаты Ковалев А.Е. премий последний занимал руководящую должность, являлся главным бухгалтером. В связи с изложенным суд полагает, что Ковалев А.Е., возглавляющий бухгалтерию, организующий бухгалтерский учет и ведение бухгалтерской и налоговой отчетности, принимающий участие в анализе и планировании финансовой деятельности предприятия., должен был располагать сведениями о реальном финансовом состоянии Компании на момент совершения спорных сделок, а также владеть информацией о деятельности и долгах должника. Кроме того, Ковалев А.В. не мог не знать о проведении в отношении Компании в период спорных выплат процедуры банкротства, поскольку процедура является публичной, сведения о проведении банкротных мероприятий публикуются в открытых общедоступных источниках, при этом общеизвестным фактом является то, что 01.10.2015 официально объявлено, что Правительством Российской Федерации было принято решение о банкротстве ОАО "АК "ТРАНСАЭРО", в связи с чем, в силу публичности данных сведений и широкого освещения в средствах массовой информации как информации о предстоящем банкротстве должника, так и его многомиллиардных долгах, послуживших причиной банкротства, факт наличия у должника признаков неплатежеспособности и признаков недостаточности имущества в период после 01.10.2015 являлся публичным и общеизвестным, в том числе для третьих лиц, не являющихся заинтересованными по отношению к должнику.
Следовательно, ответчик был осведомлен о причинении в результате выплаты ему заработной платы и премий в установленных размерах вреда имущественным правам кредиторов, выразившегося в уменьшении размера имущества Компании на выплаченную сумму; уменьшение активов должника, в свою очередь, отрицательно повлияло на его платежеспособность и на возможность получения кредиторами удовлетворения своих требований за счет выбывшего имущества (денежных средств).
Суд первой инстанции отметил, что сам по себе факт установления трудовым договором (дополнительным соглашением, приказами) заработной платы не может являться доказательством причинения вреда имущественным правам кредиторов.
Между тем, учитывая ранее изложенные доводы, спорные надбавки и произведенные платежи (за исключением размера основной заработной платы ответчика, размер и объем которой не оспаривался конкурсным управляющим) свидетельствуют не только об их чрезмерности, применительно к процедуре банкротства должника, как работодателя, но и предопределяет вывод об отсутствии объективной экономической целесообразности в их установлении, в условиях уже имеющейся у компании значительной кредиторской задолженности, при отсутствии доказанности должного встречного предоставления и при недоказанности факта выполнения каких-либо дополнительных обязанностей, формат которых требовал установления значительных стимулирующих надбавок. В свою очередь, отнесение соответствующих выплат к категории текущих платежей также указывало на первоочередной характер данных платежей по сравнению с уже имевшейся у должника задолженностью по заработной плате перед персоналом и задолженностью по своим обязательствам. При таких обстоятельствах, несмотря на то, что ответчик формально не относился к категории лиц, ранее контролировавших должника, либо лиц, заинтересованных по отношению к должнику, заключая соответствующие дополнительные соглашения к трудовому договору с компанией, неплатежеспособность которой к указанному периоду времени уже имела общеизвестный характер, ответчик должен был осознавать возможные негативные последствия, обусловленные установлением чрезмерных надбавок и осуществлением соответствующих выплат со стороны должника, как банкротного предприятия, с последующим возможным оспариванием их начисления и получения в процедуре банкротства, а также ответчику должно было быть известно о признаках неплатежеспособности должника.
В связи с изложенным, суд первой инстанции обоснованно посчитал подлежащими удовлетворению требования конкурсного управляющего о признании недействительными сделками дополнительных соглашений от 31.12.2015 и от 01.03.2016 к трудовому договору N 5187 от 17.12.2007, приказов N 11-02-023-ф от 02.11.2015, N 12-22-003-ф от 22.12.2015, N 12-22-004-ф от 22.12.2015, 01-11-002-ф от 11.01.2016, N 92/3 от 01.03.2016 и N 03-01-007-ф от 01.03.2016 в части установления доплат ответчику, а также фактическую выплату ответчику денежных средств на основании данных приказов и дополнительного соглашения.
В соответствии с пунктом 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:
сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами;
сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).
Согласно пункту 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, разъяснениям пункта 11 Постановления N 63, если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, в связи с чем, наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
В соответствии с пунктом 13 Постановления N 63 сделка по удовлетворению текущего платежа, совершенная с нарушением очередности, установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве, может быть признана недействительной на основании пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, если в результате этой сделки у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, в размере, на который они имели право до совершения оспариваемой сделки, при условии доказанности того, что получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении такой очередности.
На момент совершения оспариваемых выплат в пользу ответчика у должника имелась задолженность по текущим платежам второй очереди, имеющим приоритет над оспариваемым платежом (срок исполнения которых наступил), и которые не погашены до настоящего времени, в частности задолженность по текущим платежам второй очереди по данным бухгалтерского учета ОАО "АК "ТРАНСАЭРО" по состоянию на 31.12.2015 состояла из 99, 9 млн. руб. - задолженность по уплате НДФЛ и задолженности по уплате страховых взносов в ПФР - 340,3 млн. руб.
Впоследствии в период совершения оспариваемых выплат в пользу ответчика задолженность по выплатам второй очереди в пользу иных лиц, а также в пользу бюджета только увеличивалась.
Общий размер задолженности должника по текущим платежам второй очереди, имеющим приоритет перед оспариваемыми платежами и не погашенным на текущий момент, превышает 1 млрд. руб.
По состоянию на текущую дату данная задолженность погашена только частично, что следует из отчета конкурсного управляющего, с которым может ознакомиться любое заинтересованное лицо.
При этом на банковском счете должника отсутствуют денежные средства для погашения текущих требований, а картотека расчетных документов, не оплаченных в срок по причине недостаточности денежных средств на счете, превышает 3, 5 млрд. руб., то есть у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием.
Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 13 Постановления N 63, при оспаривании сделки по удовлетворению текущего платежа, совершенной с нарушением установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве очередности, суд должен устанавливать достаточность имущества для погашения требований, имевших приоритет над погашенными, на момент рассмотрения спора, а не на момент совершения оспариваемых сделок.
Обстоятельства, установленные по настоящему обособленному спору, подтверждают невозможность из имеющегося в конкурсной массе имущества на момент оспаривания сделки покрыть текущую задолженность должника, имевшую приоритет перед оспариваемой сделкой в пользу ответчика.
Таким образом, оспариваемые платежи совершены с нарушением очередности, установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве, на момент осуществления оспариваемых платежей ответчику было известно о нарушении такой очередности, а также о неплатежеспособности и недостаточности имущества должника для расчетов с кредиторами, включая кредиторов по текущим платежам второй очереди, в результате совершения оспариваемых платежей у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, в размере, на который они имели право до совершения оспариваемых платежей.
Установление и производство оспариваемых выплат ответчику имело место после возбуждения в отношении должника дела о банкротстве, т.е. в период подозрительности, предусмотренный пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, пунктом 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, при наличии у должника признаков несостоятельности (банкротства), выплаты были произведены при отсутствии равноценного встречного предоставления и в отношении лица, которому было известно о неплатежеспособности должника и о наличии текущей задолженности перед иными кредиторами должника, в связи с чем установление данных выплат дополнительными соглашениями от 31.12.2015 и от 01.03.2016 к трудовому договору N 5187 от 17.12.2007, приказами N 11-02-023-ф от 02.11.2015, N 12-22-003-ф от 22.12.2015, N 12-22-004-ф от 22.12.2015, N 01-11-002-ф от 11.01.2016, N 92/3 от 01.03.2016 и N 03-01-007-ф от 01.03.2016 являются недействительными сделками по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а непосредственное осуществление выплат - недействительной сделкой по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве и пунктом 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.
Доводы ответчика о том, что оспариваемые платежи не могут быть признаны недействительными, поскольку совершены в рамках обычной хозяйственной деятельности и их размер не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период, отклоняются, поскольку осуществление должником, находящимся в состоянии банкротства, в условиях неплатежеспособности и недостаточности имущества, дополнительных выплат работнику в размере соразмерном его среднемесячному заработку или существенно превышающем его, при отсутствии какого-либо встречного предоставления от работника на суммы данных выплат, не может быть признано обычной хозяйственной деятельностью организации банкрота.
Совершение оспариваемых платежей в размере, не превышающем один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период, само по себе не является достаточным основанием для признания данных платежей совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности, если они не соответствует стандартам обычной хозяйственной деятельности должника.
При этом установление в процедуре банкротства должником, как работодателем, подобного рода стимулирующих надбавок, значительно превышающих объем предполагаемого вознаграждения по основному трудовому договору, не только влечет увеличение текущей кредиторской задолженности должника в условиях острой финансовой недостаточности, но и не является целесообразным для должника, поскольку соответствующий круг обязанностей и установленный основным трудовым договором размер заработной платы позволял ответчику, как должностному лицу и наемному работнику, осуществлять свои полномочия и исполнять обязанности в рамках действующей должностной инструкции. В свою очередь, общеизвестный характер информации относительно имевшегося объема текущей кредиторской задолженности ответчика по состоянию на декабрь 2015 года позволял и должнику в лице соответствующего руководства и ответчику оценить риски заключения и подписания оспариваемого дополнительного соглашения и локальных приказов, в условиях неплатежеспособности должника отвечать по всем своим обязательствам. На момент совершения оспариваемых выплат в пользу ответчика у должника имелась задолженность по текущим платежам второй очереди, в том числе, имеющей приоритет над оспариваемым платежом, включая задолженности по уплате НДФЛ и страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, при последующем увеличении данной задолженности. При этом ответчику об указанных обстоятельствах должно было быть известно.
Таким образом, оспариваемые платежи совершены в условиях неплатежеспособности должника, о которой было известно ответчику, в связи с чем они не могут быть отнесены к числу сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, которые в силу пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.
Согласно пункту 17 Постановления N 63 в порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах).
Начисление и выплата ответчику данных денежных средств, не являющихся компенсационными выплатами за проделанную работу, привели к уменьшению размера имущества должника и причинению вреда имущественным правам кредиторов и самому должнику, что в условиях убыточности деятельности должника, прекращения им осуществления основной деятельности, нахождения в процедуре банкротства, является злоупотреблением правом в силу статьи 10 ГК РФ.
На основании пункта 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.
Из содержания названной нормы следует, что под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в статье 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда.
Пунктом 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" предусмотрено, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов.
Производство должником необоснованных выплат в пользу ответчика, ухудшающее и без того неудовлетворительное имущественное положение должника, свидетельствует о злоупотреблении сторонами гражданскими правами, направленном против интересов кредиторов должника.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии в условиях неплатежеспособности Компании оснований для осуществления стимулирующих выплат Ковалеву А.Е.
Судом установлены все юридически значимые обстоятельства для квалификации спорных платежей в качестве сделок, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, и о наличии совокупности условий для признания таких сделок недействительными на основании пунктов 1, 2 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве.
Доводы подателя апелляционной жалобы не опровергают выводы суда первой инстанции, а выражают несогласие с ними, что не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта.
С учетом изложенного, оснований, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для отмены (изменения) судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.
Судебные расходы распределены в соответствии со статьей 110 АПК РФ.
Руководствуясь статьями 176, 223, 268, пунктом 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
постановил:
Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.12.2021 по делу N А56-75891/2015/сд.65 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.
Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий одного месяца со дня его принятия.
Председательствующий
И.Ю. Тойвонен
Судьи
Е.А. Герасимова
М.Г. Титова


Электронный текст документа
подготовлен и сверен по:
файл-рассылка

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-16440/2022, А26...

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-4800/2022, А5...

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-7356/2022, А5...

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-11244/2022, А...

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-15343/2022, А56...

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-11833/2022, А56...

Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-5859/2022, А5...

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-11437/2022, А56...

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-16866/2022, А56...

Определение Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 июня 2022 года №13АП-16962/2022, А56...

Все документы →

Полезная информация

Судебная система Российской Федерации

Как осуществляется правосудие в РФ? Небольшой гид по устройству судебной власти в нашей стране.

Читать
Запрашиваем решение суда: последовательность действий

Суд вынес вердикт, и вам необходимо получить его твердую копию на руки. Как это сделать? Разбираемся в вопросе.

Читать
Как обжаловать решение суда? Практические рекомендации

Решение суда можно оспорить в вышестоящей инстанции. Выясняем, как это сделать правильно.

Читать