Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02 апреля 2021 года №Ф07-2362/2021, А56-72307/2019

Дата принятия: 02 апреля 2021г.
Номер документа: Ф07-2362/2021, А56-72307/2019
Раздел на сайте: Арбитражные суды
Тип документа: Постановления


АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 апреля 2021 года Дело N А56-72307/2019
Арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Зарочинцевой Е.В., судей Воробьевой Ю.В., Чернышевой А.А.,
при участии представителей ООО "Жемчужина" - Cергеевой С.А. (доверенность от 11.03.2021), Венедиктовой А.О. - Подлесных О.С. (доверенность от 03.11.2020), ПАО "Банк Санкт-Петербург" - Плахотник С.А. (доверенность от 13.09.2019), ООО "РСП-Русланд" - Цоя Э.В. (доверенность от 16.07.2020),
рассмотрев 24.03.2021 в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего ООО "Жемчужина" Мозолина Андрея Александровича на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2021 по делу N А56-72307/2019/сд.1,
установил:
Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.02.2020 ООО "Жемчужина" (адрес: 192029, Санкт-Петербург, Большой Смоленский пр., д. 6, лит. А, ОГРН 1027812405191; далее - Общество) признано несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыта процедура конкурсного производства, конкурсным управляющим утвержден Мозолин Андрей Александрович.
В рамках конкурсного производства конкурсный управляющий обратился с заявлением о признании договора купли-продажи недвижимого имущества от 16.02.2017, заключенного между должником и Венедиктовой Александрой Олеговной, недействительным, применении последствий недействительности сделки путем возврата в конкурсную массу должника объектов недвижимости.
В обоснование заявления конкурсный управляющий ссылался на положения пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве).
Определением суда первой инстанции от 09.11.2020 заявление конкурсного управляющего удовлетворено в полном объеме, договор купли-продажи недвижимого имущества от 16.02.2017 признан недействительной сделкой, применены последствия ее недействительности в виде обязания Венедиктовой А.О. возвратить в конкурсную массу должника указанное недвижимое имущество.
Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.02.2021 названное определение суда первой инстанции отменено, конкурсному управляющему в удовлетворении заявления отказано.
Конкурсный управляющий обратился с кассационной жалобой на постановление апелляционного суда от 03.02.2021, которое просит отменить, оставить в силе определение суда первой инстанции.
В обоснование жалобы конкурсный управляющий ссылается на то, что вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии цели причинения вреда имущественным правам кредиторов при совершении оспариваемой сделки не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам дела, поскольку должник на дату совершения сделки отвечал признаку неплатежеспособности; в результате совершения оспариваемой сделки должник стал отвечать признаку недостаточности имущества. Податель кассационной жалобы не согласен с выводом апелляционного суда о том, что стоимость отчужденных по спорной сделке объектов недвижимости не превышает 20% балансовой стоимости активов должника является необоснованным, так как балансовая стоимость активов на дату, предшествующую совершению оспариваемой сделки (31.12.2016), составляла 8 211 000 руб., из которых основные средства - 2 565 000 руб., отчужденные объекты недвижимости - 2 555 000 руб., то есть 99, 6% от общего объема основных средств должника и 31% от балансовой стоимости активов должника. Конкурсный управляющий также указывает, что отчужденные объекты недвижимости являлись единственным активом, за счет которого должник получал доходы, осуществляя основной вид деятельности (сдача собственного недвижимого имущества в аренду); после совершения оспариваемой сделки должник полностью прекратил финансово-хозяйственную деятельность.
Также конкурсный управляющий отмечает, что объекты недвижимости были отчуждены по существенно заниженной стоимости 27 064 800 руб., притом, что рыночная стоимость объектов недвижимости составляет 77 623 800 руб. Более того, денежные средства, полученные должником в результате совершения сделки, были направлены на финансирование третьего лица (ООО "Промгазстрой") для целей исполнения им обязательств перед ПАО "Банк Санкт-Петербург", в связи с чем конкурсный управляющий считает, что должник реализовал объекты недвижимости фактически безвозмездно. Не согласен податель жалобы и с выводом суда апелляционной инстанции о том, что оспариваемым договором не причинен вред имущественным правам кредиторов должника, поскольку по правилам пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве кредиторы вправе были рассчитывать на оставшиеся 20% средств, вырученных от реализации имущества должника; кроме того, должник в связи с реализацией имущества по заниженной цене, приобрел право требования к ООО "Промгазстрой" на сумму 27 064 800 руб., а не 49 679 232 руб. (80% от 62 099 040 руб., в случае реализации имущества с публичных торгов) или 62 099 040 руб. (80% от рыночной стоимости имущества должника, в случае его реализации с торгов).
Осведомленность покупателя Венедиктовой А.О. о причинении вреда имущественным правам кредиторов должника подтверждается, по мнению конкурсного
В отзыве на кассационную жалобу управляющего, приобретением имущества по существенно заниженной цене, поскольку ни один добросовестный и разумный участник гражданского оборота не станет продавать имущество, являющееся единственным активом, приносящим прибыль, по цене в три раза меньше его рыночной стоимости без веских причин для этого.Венедиктова А.О., выражая свое согласие с обжалуемым постановлением апелляционного суда, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения, указывая на то, что продажная цена объектов недвижимости ниже их кадастровой стоимости; недобросовестность и осведомленность Венедиктовой А.О. о наличии неисполненных ООО "Жемчужина" обязательствах перед кредиторами не доказана.
ПАО "Банк Санкт-Петербург" в отзыве на кассационную жалобу поддержал позицию ответчика, указывая на недоказанность заинтересованности сторон или их аффилированность, указанная в определении суда первой инстанции задолженность перед физическим лицом Омаровым Х.Х. по договорам займа в размере 7 230 000 руб. не была отражена в бухгалтерской отчетности должника. Кроме того, ссылаясь на бухгалтерскую (финансовую) отчетность должника за 2016 год, Банк указывает на отсутствие у должника на дату заключения договора признаков неплатежеспособности, так как чистые активы должника превышали 7 млн.руб. Банк также отмечает полный износ зданий, являвшихся предметом договора, возраст которых превысил 60 лет, и то обстоятельство, что цена сделки не превысила 20% стоимости активов должника.
Конкурсный кредитор Омаров Х.Х. в своем отзыве поддержал доводы кассационной жалобы.
В судебном заседании представитель конкурсного управляющего, кредитора ООО "РСП-Русланд" поддержали доводы кассационной жалобы в полном объеме. Представители Венедиктовой А.О. и ПАО "Банк Санкт-Петербург" возражали против ее удовлетворения по основаниям, изложенным в отзывах.
Законность обжалуемого судебного акта проверена в кассационном порядке.
Как следует из материалов дела, 16.02.2017 между ООО "Жемчужина" (продавцом) и Венедиктовой А.О. (покупателем) заключен договор купли-продажи недвижимого имущества (далее - договор), по условиям которого продавец обязался передать в собственность, а покупатель принять в собственность и оплатить принадлежащее продавцу на праве собственности следующее недвижимое имущество:
- земельный участок под базу отдыха, категория земель: земли особо охраняемых территорий и объектов, общей площадью 19 424 кв. м, находящийся по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинская волость, вблизи пос. ст. Лосево, кадастровый номер 47:03:0513001:102;
- нежилое здание, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 201, 3 кв. м, инв. N 58, лит. А по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0000000:20345 (Объект N 1);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общей площадью 177, 3 кв. м, инв. N 58, лит. Б по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:205 (Объект N 2);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общей площадью 38, 60 кв. м, инв. N 58, лит. Е по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:201 (Объект N 3);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 211, 10 кв. м, инв. N 58, лит. М по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:219 (Объект N 4);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общей площадью 141, 50 кв. м, инв. N 58, лит. Л по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:179 (Объект N 5);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 195, 10 кв. м, инв. N 58, лит. О по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:204 (Объект N 6);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общей площадью 355, 80 кв. м, инв. N 58, лит. Р по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:206 (Объект N 7);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 2-этажное, общей площадью 210, 20 кв. м, инв. N 58, лит. С по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0000000:20349 (Объект N 8);
- нежилое здание, назначение: нежилое, 1-этажное, общей площадь 245, 40 кв. м, инв. N 58, лит. Т по адресу: Ленинградская область, Приозерский район, Ромашкинское сельское поселение, вблизи пос. ст. Лосево, база отдыха, кадастровый номер 47:03:0524001:180 (Объект N 9).
Согласно пункту 2.1 договора цена имущества составляет 27 064 800 руб. и состоит из стоимости земельного участка - 17 644 800 руб.; стоимости Объекта N 1 - 2 600 000 руб.; стоимости Объекта N 2 - 540 000 руб.; стоимости Объекта N 3 - 120 000 руб.; стоимости Объекта N 4 - 640 000 руб.; стоимости Объекта N 5 - 430 000 руб.; стоимости Объекта N 6 - 590 000 руб.; стоимости Объекта N 7 - 1 070 000 руб.; стоимости Объекта N 8 - 2 690 000 руб.; стоимости Объекта N 9 - 740 000 руб.
В соответствии с пунктами 2.2 и 2.3 договора цена уплачивается покупателем в момент подписания сторонами договора, оплата производится в аккредитивной форме в следующем порядке: в день подписания договора покупатель открывает в дополнительном офисе "Лиговский" ПАО "Банк Санкт-Петербург" в пользу продавца безотзывной покрытый аккредитив на сумму 27 064 800 руб.; аккредитив открывается на срок с 16.02.2017 по 01.04.2017; аккредитив, оформленный в пользу продавца, будет оплачиваться против предоставления последним в дополнительный офис "Лиговский" ПАО "Банк Санкт-Петербург" (исполняющий банк) документов: подлинника договора с отметкой регистрирующего органа, оригиналов выписок из Единого государственного реестра недвижимости, выданных Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ленинградской области, подтверждающих регистрацию права собственности покупателя на объекты, с сохранением обременения на объекты в пользу Банка; обязанность по оплате денежных средств по аккредитиву считается исполненной с момента зачисления денежных средств на счет продавца.
Спорные объекты недвижимости находились в залоге у ПАО "Банк "Санкт-Петербург", возникшем на основании договора об ипотеке от 08.05.2015, заключенного между ООО "Жемчужина" и ПАО "Банк "Санкт-Петербург", и обеспечивающего исполнение обязательств ООО "Промгазстрой" (заемщика) по кредитному договору от 24.04.2015 N 0150-15-000434, заключенному между ООО "Промгазстрой" и ПАО "Банк "Санкт-Петербург".
Пунктом 2.5 договора предусмотрено, что покупатель перечисляет денежные средства, полученные в соответствии с пунктом 2.3 договора, в сумме 27 064 800 руб. на погашение ссудной задолженности ООО "Промгазстрой" перед ПАО "Банк Санкт-Петербург" по кредитному договору от 24.04.2015 N 0150-15-000434.
Согласно пункту 2.6 договора не позднее дня выполнения условий, указанных в пункте 2.5 договора, продавец/покупатель обязуется получить согласие ПАО "Банк Санкт-Петербург" на снятие залога (ипотеки) на Объекты в пользу ПАО "Банк Санкт-Петербург".
Подобное согласие ПАО "Банк Санкт-Петербург" было получено.
Переход права собственности на спорные объекты недвижимости к покупателю зарегистрирован в установленном порядке 03.03.2017, передаточный акт сторонами подписан 10.03.2017.
Конкурсным управляющим ООО "Жемчужина" установлено, что на расчетном счете должника N 40...2756, открытом в ПАО "Банк "Санкт-Петербург", отражена банковская операция от 13.03.2017 по перечислению ПАО "Банк "Санкт-Петербург" со счета N 40...0498, открытого в ПАО "Банк "Санкт-Петербург", денежных средств в сумме 27 064 800 руб. в пользу ООО "Жемчужина" в счет выплаты по аккредитиву N 2/1161 от 16.02.2017 по договору купли-продажи недвижимого имущества от 16.02.2017, заключенному между Венедиктовой А.О. и ООО "Жемчужина". Следующая отраженная банковская операция от 13.03.2017 - перечисление ООО "Жемчужина" со счета N 40...2756, открытого в ПАО "Банк "Санкт-Петербург", денежных средств в сумме 27 064 800 руб. в пользу ООО "Промгазстрой" в счет погашения кредита по договору N 0150-15-000434 от 24.04.2015.
Полагая договор по отчуждению имущества недействительной сделкой, совершенной по заниженной цене с причинением вреда имущественным правам кредиторов, конкурсный управляющий обратился в суд первой инстанции с настоящим заявлением.
Дело о банкротстве в отношении ООО "Жемчужина" возбуждено 21.10.2019, оспариваемый договор заключен 16.02.2017, то есть подпадает под трехлетний период подозрительности и может быть оспорен по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
В соответствии с пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.
В пункте 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление N 63) разъяснено следующее.
Для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Исходя из пункта 7 постановления Пленума N 63, в силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми - они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Таким образом, при оспаривании сделки по специальным основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве необходимо доказать наличие у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки, наличие цели и фактическое причинение вреда имущественным правам кредиторов, информированность контрагента об указанных обстоятельствах.
Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что на дату совершения сделки (16.02.2017) должник отвечал признакам неплатежеспособности, поскольку имел неисполненные обязательства перед уполномоченным органом на сумму 6875 руб. задолженности по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование (за период до и после 01.01.2017), 2965 руб. задолженности по налогу на доходы физических лиц, 1 944 338 руб. задолженности по налогу УСН за 2017 год, а также перед Омаровым Х.Х. по договорам займа от 12.10.2015 (срок возврата займа 31.12.2015) и от 01.03.2016 (срок возврата займа 31.12.2016) в сумме 7 230 000 руб., требования которых включены в реестр требований кредиторов должника.
Признав, что Венедиктова А.О. знала или должна была знать о финансовом положении должника и о наличии у него неисполненных денежных обязательств перед иными кредиторами на момент совершения сделки, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для признания сделки недействительной по правилам пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, удовлетворив заявление конкурсного управляющего.
Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции, отменяя определение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего, исходил из недоказанности доводов конкурсного управляющего о наличии у должника признаков неплатежеспособности и аффилированности сторон сделки, установив отсутствие состава для признания сделки недействительной по правилам пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, отказал в удовлетворении заявления.
Как верно указано апелляционным судом, на момент совершения оспариваемой сделки налоговая база по уплате налога по УСН за 2017 год в размере 1 944 338 руб. не была сформирована, поскольку обязанность по уплате налога возникла после совершения сделки, а именно не позднее 31.03.2018. Тогда как наличие задолженности только перед одним Омаровым Х.Х. в размере 7 230 000 руб. и перед уполномоченным органом в общем размере 9 840 руб. не свидетельствует о неплатежеспособности ООО "Жемчужина", поскольку недопустимо отождествлять неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.04.2013 N 18245/12).
Также апелляционным судом были учтены сведения о составе имущества и обязательств, содержащиеся в бухгалтерской (финансовой) отчетности должника за 2016 год, согласно которой размер баланса ООО "Жемчужина" составлял 8 211 000 руб., в то время как размер долговых обязательств должника (кредиторская задолженность) составлял 209 000 руб. Чистые активы (в соответствии с Порядком определения стоимости чистых активов, утвержденным приказом Министерства финансов РФ от 28.09.2014 за N 84н) на начало анализируемого периода составляли 7276 тыс. руб., а в конце периода были равны 7291 тыс. руб.
Таким образом, размер денежных обязательств должника был существенно меньше стоимости имущества (активов) должника, в связи с чем апелляционный суд пришел к верному выводу об отсутствии у должника признаков недостаточности имущества на момент совершения оспариваемой сделки.
Исходя из установленного, ответчик не знала и не могла знать о наличии у должника признаков неплатежеспособности или несостоятельности на момент совершения оспариваемой сделки.
Поскольку заявителем не доказана осведомленность ответчика о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника на дату совершения оспариваемой сделки, соответственно, состав недействительности сделки по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве не доказан. Данное обстоятельство является достаточным основанием для отказа в удовлетворении заявления конкурсного управляющего о признании сделки недействительной по указанному основанию.
Суд апелляционной инстанции также пришел к выводу о недоказанности конкурсным управляющим признаков заинтересованности либо аффилированности Венедиктовой А.О. по отношению к
ООО "Жемчужина", а также осведомленности ответчика о наличии неисполненных ООО "Жемчужина" обязательств перед кредиторами, в том числе перед Омаровым Х.Х., задолженность перед которым даже не была отражена в отчетности должника.
Кроме того, апелляционным судом признан необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что стоимость переданного по сделке имущества составила более 20% балансовой стоимости активов на последнюю отчетную дату (20% балансовой стоимости активов составляет 1 642 200 руб.), поскольку он противоречит представленной бухгалтерской отчетности должника за 2016 год, расшифровке строки баланса 1150 "Основные средства".
При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции в связи с отсутствием доказательств осведомленности Венедиктовой А.О. о наличии неисполненных обязательствах перед иными кредиторами, осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества, а также в связи с отсутствием самих признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, пришел к верному выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Конкурсный управляющий при рассмотрении дела в суде первой инстанции на наличие у сделки признаков недействительности, установленных статьями 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, не ссылался.
Суд апелляционной инстанции самостоятельно проверив сделку на соответствие указанным нормам, также не установил признаков злоупотребление правом, поскольку оспариваемая сделка не являлась безвозмездной.
Цена сделки в сумме 27 064 800 руб. определена сторонами с согласия залогодержателя (ПАО "Банк "Санкт-Петербург") и с учетом балансовой стоимости активов должника за 2016 года (стр. 1150 основные средства), которая составляла 2 565 000 руб.
При этом согласно справке генерального директора ООО "Жемчужина" о расшифровке строки баланса 1150 "Основные средства" по состоянию на 31.12.2016 остаточная стоимость земельного участка составляет 1 323 008, 77 руб., а находящиеся на земельном участке нежилые здания не имеют остаточной стоимости в связи с полной амортизацией.
Ссылка на представленный в материалы дела конкурсным управляющим отчет ООО "Регион Эксперт" от 23.03.2020 N 136-03-/20, которым рыночная стоимость спорного имущества по состоянию на 13.03.2017 определена в размере 77 623 800 руб. апелляционным судом отклонена, поскольку оспариваемый договор заключен в трехлетний период подозрительности, поэтому не подлежит оспариванию по пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, диспозиция которого предусматривает установление действительной рыночной стоимости объекта.
Кроме того, в суд апелляционной инстанции Венедиктовой А.О. представлен альтернативный отчет по определению рыночной стоимости предмета спора на дату заключения договора (отчет N 508/03 от 18.11.2020, подготовлен ООО "Центр судебной экспертизы"), согласно которому рыночная стоимость зданий не превышает 10 528 300 руб.
Оценщик, привлеченный Венедиктовой А.О., производил осмотр оцениваемых зданий, тогда как оценщик, подготовивший отчет по заданию конкурсного управляющего, осмотр объектов оценки не производил.
В связи с установленным апелляционный суд верно указал, что отчет ООО "Регион Эксперт" от 23.03.2020 N 136-03-/20 с достаточной степенью достоверности не может подтверждать рыночную стоимость объектов в размере 77 623 800 руб.
Следовательно, определенная сторонами цена проданного по оспариваемому договору от 16.02.2017 имущества в сумме 27 064 800 руб. не может свидетельствовать, что целью указанной сделки было причинение имущественного вреда кредиторам должника, о существовании которых на момент совершения сделки ВЕнедиктовой А.О, не было известно.
Заинтересованность либо аффилированность сторон сделки не доказана.
Судом апелляционной инстанции учтено и то обстоятельство, что предмет спора находился в залоге у ПАО "Банк "Санкт-Петербург", которое как залоговый кредитор, имело бы преимущественное право на удовлетворение своих требований по правилам пункта 4 статьи 18.1, статьи 138 Закона о банкротстве, статей 334, 348 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем правомерно не усмотрел признаков злоупотребления правом в действиях сторон спорной сделки, по результатам которой за счет вырученных от продажи предмета спора денежных средств были удовлетворены требования Банка.
Суд кассационной инстанции соглашается с выводами апелляционного суда, считает их соответствующими обстоятельствам дела, имеющимся в материалах дела доказательствам и основанными на правильном применении судами норм права.
Конкурсным управляющим не оспаривалось, что о продаже спорных объектов недвижимости Венедиктовой А.О. стало известно из сети Интерент, где по адресу https://zdanie.info/2696/objekt/33382 размещалось объявление о продаже базы отдыха "Жемчужина" на берегу озера Вуокса стоимостью 27 065 000 руб.
На момент совершения сделки, Венедиктова А.О. запросила бухгалтерскую отчетность ООО "Жемчужина".
Согласно информации, размещенной на сайте https://rosstat.gоv.гu, по данным бухгалтерской отчетности должника за 2016, 2017 и даже 2018 г.г., а также оборотно-сальдовой ведомости к балансу за 2016 г., представленной продавцом покупателю перед заключением сделки, заемные обязательства Омарова Х.Х. не значились.
Напротив, при изучении бухгалтерской отчетности ООО "Жемчужина" с целью проявления должной осмотрительности, Венедиктовой А.О. было установлено, что по состоянию на 01.01.2017 ООО "Жемчужина" осуществило финансовые вложения на сумму 4 771 000 руб. посредством предоставления займа ООО "БГК"; числились запасы на сумму 329 234,92 руб., наличные денежные средства в сумме 555 942,48 руб.; должник имел нераспределенную прибыль в размере 7 992 000 руб.; просроченной кредиторской задолженности не имелось.
Денежные средства для приобретения спорных объектов недвижимости были уплачены Венедиктовой А.О. с использованием заемных денежных средств, предоставленных ей отцом Венедиктовым О.Р. по договору беспроцентного займа от 15.02.2017, что подтверждается платежным поручением N 96842735 от 15.02.2017 на сумму 27 064 800 руб. для целей развития семейного бизнеса.
При совершении сделки никаких кредитных отношений между ПАО "Банк "Санкт-Петербург" и Венедиктовой А.О. не возникало, спорное имущество в залог Банку приобретателем по спорному договору не передавалось, что опровергает выводы суда первой инстанции в данной части.
Таким образом, суд кассационной инстанции считает, что со стороны Венедиктовой А.О. были предприняты все необходимые меры и совершены действия, свидетельствующие о ее добросовестности как участнике гражданских правоотношений.
Суд кассационной инстанции также находит заслуживающими внимания доводы ПАО "Банк "Санкт-Петербург" о том, что судебные приказы по делу N 2-783/2019 о взыскании с должника в пользу Венедиктовой Е.А. (заявителя по делу о банкротстве должника) денежных средств в сумме 528 595 руб. были вынесены мировым судьей только 06.09.2019, то есть более чем через два года после совершения оспариваемой сделки, что также исключало возможность ответчика узнать о наличии такой задолженности.
Как отмечалось ранее, указанная в определении суда первой инстанции задолженность перед Омаровым Х.Х. по договорам займа в размере 7 230 000 руб. не была отражена в бухгалтерской отчетности, что также исключало для ответчика возможность установления ее наличия.
Следует также отметить, что заявление Омарова Х.Х. о включении требований в реестр требований кредиторов должника поступило только 18.05.2020 по денежным обязательствам, срок исполнения по которым был установлен до 31.12.2015 (договор займа от 12.10.2015) и 31.12.2016 (договор займа от 01.03.2016), при этом конкурсным управляющим не заявлялось о пропуске срока давности.
Доводы конкурсного управляющего о том, что отчужденные объекты недвижимости являлись единственным активом должника, при выбытии которого конкурсные кредиторы утратили возможность получить удовлетворение своих требований за счет имущества должника, также нельзя признать состоятельными и заслуживающими внимания.
Проданные объекты недвижимости являлись предметом ипотеки на основании заключенных договоров ипотеки недвижимого имущества от 08.05.2015, в связи с чем Банк имел право на обращение взыскания на заложенные объекты ипотеки при неисполнении заемщиком кредитных обязательств.
В отношении заемщика (ООО "Промгазстрой) 17.08.2017 в арбитражный суд было подано заявление о признании несостоятельным (банкротом). Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 06.06.2019 по делу N А56-62474/2017 в отношении заемщика было введено конкурсное производство.
Если бы залоговое имущество, принадлежащее должнику, было реализовано по правилам, предусмотренным Законом о банкротстве, конкурсные кредиторы, требования которых включены в реестр требований кредиторов, относящихся к третьей группе очередности, не имели бы права на получение возмещения из средств, вырученных от реализации залогового имущества.
Также кредиторы должника не имели право на получение возмещения из стоимости залогового имущества и в силу положений статьи 334 ГК РФ.
Как обоснованно указано судом апелляционной инстанции, даже при продаже залогового имущества в размере, установленном в отчете оценщика от 23.03.2020 N 136-03/20 (77 623 800 руб.), Банк был вправе получить удовлетворение в этой сумме, поскольку стоимость залогового имущества не превышала размер задолженности заемщика, и кредиторы, требования которых отнесены к третьей очереди, не могли получить удовлетворение за счет стоимости залогового имущества, что исключает признание оспариваемого договора как сделки, имеющей цель причинить имущественный вред кредиторам.
Из материалов дела следует, что кредиторов, требования которых в соответствии с пунктом 1 статьи 134 Закона о банкротстве относятся к первой очереди, не имеется.
Ко второй группе очередности согласно пункту 2 части 4 статьи 134 Закона о банкротстве относятся требования кредитора Валиевой Е.В. в сумме
528 595 руб., а также требования ФНС в размере 9840 руб., включенные во вторую очередь определением Арбитражного суда по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 28.04.2020 по делу N А56-72307/2019/тр.3.
Тем же определением арбитражного суда требования ФНС в сумме 2 422 592 руб. включены в третью очередь.
Определением Арбитражного суда по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области от 02.03.2020 по едлу N А56-72307/2019/тр.2 включены в третью очередь реестра требований кредиторов требования
ООО "Петербургская сбытовая компания" в сумме 271 565, 76 руб.
Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 27.07.2020 по названному делу в третью очередь реестра требований кредиторов включены требования Омарова Х.Х. в размере 9 812 225 руб.
Таким образом, требования ФНС в сумме 2 422 592 руб.,
ООО "Петербургская сбытовая компания" в сумме 271 565 руб. и требования Омарова Х.Х. в сумме 9 812 225 руб., как относящиеся к третьей группе очередности, не могли быть погашены за счет средств, вырученных от реализации залогового имущества.
Доказательств того, что у должника отсутствует иное имущество для погашения требований кредиторов второй очереди в общей сумме 538 435 руб., в материалы дела не представлено.
В этой связи судом апелляционной инстанции правомерно признаны необоснованными доводы конкурсного управляющего о том, что оспариваемая сделка имела цель причинения имущественного вреда кредиторам должника и что такой вред фактически причинен.
Из решения арбитражного суда от 25.02.2020 по делу N А56-72307/2019 о признании должника несостоятельным (банкротом) и введения процедуры конкурсного производства следует, что по результатам анализа финансового состояния должника за период с 31.12.2016 по 31.12.2019 у должника достаточно средств для покрытия судебных расходов и выплаты вознаграждения арбитражному управляющему, в противном случае в силу положений пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве производство по делу подлежало бы прекращению.
В соответствии со статьей 71 АПК РФ, оценив представленные в материалы дела доказательства, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что конкурсный управляющий не доказал совокупность обстоятельств, необходимых для признания оспариваемой сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, а именно: что спорная сделка совершена при неравноценном встречном предоставлении, что в результате сделки был причинен вред кредиторам, осведомленность Венедиктовой А.О. о цели причинения вреда, также как и того обстоятельства того, что она является аффилированным или заинтересованным лицом по отношению к должнику.
При таких обстоятельствах, кассационный суд не усматривает оснований для удовлетворения кассационной жалобы, обжалуемый судебный акт соответствует обстоятельствам дела, нормы материального и процессуального права применены судами первой и апелляционной инстанций правильно. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется (статья 286 АПК РФ).
Нарушений норм процессуального права, являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены обжалуемого судебного акта, суд округа не установил.
Поскольку заявление конкурсного управляющего рассмотрено по существу, на основании статьи 97 АПК РФ подлежат отмене обеспечительные меры, принятые определением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.02.2021 по делу N А56-72307/2019/сд.1.
Руководствуясь статьями 286, 287, 289, 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Западного округа
постановил:
постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.02.2021 по делу N А56-72307/2019/сд.1 оставить без изменения, кассационную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью "Жемчужина" Мозолина Андрея Александровича - без удовлетворения.
Отменить обеспечительные меры, принятые определением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 25.02.2021 по делу N А56-72307/2019/сд.1.
Председательствующий
Е.В. Зарочинцева
Судьи
Ю.В. Воробьева
А.А. Чернышева


Электронный текст документа
подготовлен и сверен по:
файл-рассылка

Арбитражный суд Северо-Западного округа

Определение Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-4051/2021, А26-922...

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-3915/2021, А56-9...

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-1784/2021, А13-2...

Определение Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-4770/2021, А42-200...

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-1955/2021, А56-9...

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-2564/2021, А13-6...

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-4999/2021, А56-1...

Определение Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-3188/2021, А26-468...

Определение Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-6086/2021, А56-942...

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23 апреля 2021 года №Ф07-2091/2021, А21-1...

Все документы →

Полезная информация

Судебная система Российской Федерации

Как осуществляется правосудие в РФ? Небольшой гид по устройству судебной власти в нашей стране.

Читать
Запрашиваем решение суда: последовательность действий

Суд вынес вердикт, и вам необходимо получить его твердую копию на руки. Как это сделать? Разбираемся в вопросе.

Читать
Как обжаловать решение суда? Практические рекомендации

Решение суда можно оспорить в вышестоящей инстанции. Выясняем, как это сделать правильно.

Читать